Психологические источники, мировоззренческие и чувственно-волевые механизмы действия партийных идеологий

Психологические источники, мировоззренческие и чувственно-волевые механизмы действия партийных идеологий Политическая партия является одной из социальных групп. И как каждый социальную группу ее следует воспринимать в виде системы взаимодействия личностей, объединенных, во-первых, определенной оценке своей роли в управлении обществом, во-вторых, общими духовными, мировоззренческими ценностями, в-третьих, близостью психотипа, в-четвертых , ощущением, как подсознательным, так и осознанным, внутренней общности, чувством своего «Мы». Целью политических партий во все времена было и есть получение, сохранение за собой и использование полученной государственной власти. Глобальные сдвиги в планетарной сознания в сторону мирного, а не насильственного решения любых проблем существенно меняют и методы, способы достижения цели политическими партиями. Все отчетливее исключено получение путем вооруженного переворота в процессе социального взрыва, отвергается экстремизм как вид политического поведения. Человечество признает цивилизованные методы парламентской борьбы, интуитивно выбирает центризм как способ сохранения общественного равновесия. Такая существенная переориентация средств достижения цели приводит к значительному усилению идеологической деятельности партий, но с существенным изменением акцентов в ее содержании и формах. Мировой опыт подтверждает: побеждают партии, способные генерировать идеи, важны для существования страны, народа. А точнее, народ должен воспринять данную идею как спасательный круг, благодаря чему увидеть в партии ту интеллектуальную силу, которая единственно может вывести страну из кризиса.

Когда нет такой деятельности — ґенерування общественно значимых идей и работы по их разъяснения, их пропаганды, партия теряет остатки электората, без которого нечего и думать о конкуренции или победу в парламентской борьбе. Историческая практика свидетельствует: партия достигает власти только опираясь на энергично поддержку народа, принял производимую ею теоретическую модель общества. Но какой психологический механизм этого явления? Как отмечает В. Одайник, социальные и политические идеи наделены важным формообразующим влиянием на характер человеческого существования, они дают те основные понятия, которые и определяют конкретный способ устройства человеческой жизни — наставления, взаимоотношения людей, цели, которые ставятся, и тому подобное. То есть идеология дает людям ощущение и понимание наилучшей формы правления, природы и границ свободы, справедливости, равенства и прочего, что все вместе связывает человеческую психологию с политическими и общественными проблемами. Функции партийной идеологии. Идеология как духовное явление не случайно в истории цивилизации. Она имеет свои социальные функции: формировать типы мышления и поведения, направлять социальные действия личностей, малых и больших групп (то есть политику, экономические отношения и другие сферы общественной жизни) в соответствии с (и на удовлетворение) интересов и потребностей отдельной группы общества (класса, партии, мафии, клана и т. д.). Поскольку таких групп много, то и существуют различные типы идеологий и, с учетом особенностей конкретной страны и конкретного исторического отрезка, большое количество их разновидностей. конкретность идеологии указывает на ее отдельность: каждая отдельная идеология никогда не была и не может быть целостным научным мировоззрением, это лишь одно из течений в общественном мнении, так выражает позицию только отдельных социальных групп, а не всего общества. Адекватное знание о социальной реальности может дать только наука, но она имеет свои, иные функции и методы. Идеология является отражением духовных, нравственных исканий, ведь идея — это единство трезвого анализа и порывы в будущее, научного предвидения и мечтаний, прагматичного прогноза и горячего призыва к действию. Именно поэтому она так очень привлекательная, как никакая другая форма систематизации идей, в том числе и наука. Ибо только идеология производит субъективные образы желаемого общественного устройства благодаря уникальной, только ей присущей единства реального и иллюзорного, рационального и эмоционального, сознательного и подсознательного. В идеологических концепциях или общественные явления объясняются от истоков, первопричин или действительной сущности, или, наоборот, истинные причины событий маскируются, констатируется воображаемая реальность, которая выдается за действительное. А чаще всего это сочетается в противоречивый конгломерат реального и иллюзорного воспроизведения картины мира. Дело в том, что пригодную для всего общества идеологию не может выработать одна, пусть и самая гениальная личность. Наблюдение классика психологии К. Юнґа в этом отношении достаточно точные природа, как известно, не так щедра в распределении своих даров, чтобы сочетать сердечную доброту с интеллектуальной одаренностью. Как правило, избыток одного ведет к недостатку другого, и всякая способность совершенствуется за счет всех остальных. Особенно болезненной в этом отношении является как раз несоответствие между чувством и интеллектом, которые, как известно из опыта, плохо уживаются в одном лице. Не может выработать подходящую для всего общества идеологию и какая-то одна политическая партия. Потому что, во-первых, ее социально-политическое кредо формулируется группой теоретиков, объединенных, а следовательно и ограниченных, близкими мировоззренческими установками. Во-вторых, в каждой идеологии систематизируются интеллектуальные ценности данной партии, выражаются интересы только ее или определенного социального слоя, который стоит за партией. Хотя необходимо оговориться, что за немногими политическими партиями в нынешней Украине стоят более или менее значительные социальные слои. Даже самые общие идеи — социальная, демократическая, национальная — не является всеобъемлющими для общества. Тем более отдельными есть идеи тех или иных политических партий, так как они формулируют и отстаивают потребности лишь части общества, отдельной социальной группы и на первое место всегда, как показывает опыт, ставят целью сохранение именно этой группы. Интровертность идеологии, как отмечает А. Козлов, скрывает потенциальную социальную опасность для общества и индивида. Потому что в системе идеологически выстроенных групповых ценностей самосохранения вполне может трактоваться слишком широко, оправдывать экспансию данной группы в отношении других групп, по «не нас» (все, кто не с нами, тот против нас, то для нас опасность, которую надо ликвидировать ради самосохранения) . Подобная экспансия группы (нации, класса и др.) И осуществлялась не раз в полном соответствии с ее идеологии. Направленность на самосохранение вызывает агрессивность идеологии. Она стремится не только отрицание других мировоззренческих систем, а безраздельного господства, однозначного подчинения социальных, в том числе и политических процессов своим концепциям, идеям и установкам. Она определяет для политики систему своих идеалов и ценностей, ориентируя на них политику методом сопоставления идеалов с конкретными задачами, возможностями, целями. Одна из функций идеологии — создание и распространение политических мифов. И это непременно, потому что идеология основывается также на вере, а не только на знаниях, она сильна не интеллектуальностью, а способностью укреплять волю человека к жизни. Как правило, к мифологизации удается слабая политическая сила в поисках аргументов для легитимизации своей власти. С помощью актуального, конкретного, созвучного особенностям времени политического мифа существенное, содержательное в политике подменяется внешним и вымышленным, объективное — субъективным восприятием, реальное представление о действительности вытесняется эмоционально окрашенным чувственным представлениям политического лидера. Таким образом идеология формирует в массовом сознании те или иные установки, определенное мироощущение, устанавливает между реальными социальными объектами вымышленные связи.