Социализация, как формирование жизненных ролей личности

Социализация, как формирование жизненных ролей личности С точки зрения общепринятых определений, социализация — это процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта (Психология. Словарь. — М., 1990). О формах такого усвоения между различными психологическими школами и течениями нет единого согласия. В советской психологической парадигме традиционно считается (начиная с культурно-исторической теории Л. С. Виготського), что социализация — это преимущественно интериоризация общественного опыта и общественной культуры в целом, в результате чего формируются диспозиции личности: направленность, социальные установки, ценностные ориентации и тому подобное. В этой традиции рассматриваются глобальные методологгични проблемы, но недостаточно учитывается, что влияние общества помехи происходит через микросоциумом, через малые группы. Механизм такого влияния удобно рассматривать с помощью понятия социальной роли, заимствованного в Интеракционистская парадигме. Социальная роль — достаточно широкое понятие, объединяющее в себе большой спектр проявлений поведения человека от ситуативных ролей, есть только схематизированном формами коммуникации, к жизненным ролей, которые являются стойкими формами социальные-поведения и деятельности человека и фактически выступают как проявление личности, т. е. социальное «Я» индивида. Именно процесс формирования жизненных ролей личности можно рассматривать как социализацию и как развитие личности. Социальная роль имеет свою психологическую структуру, которая, по нашему мнению, состоит из трех подструктур: а) ролевые ожидания (экспектации), то есть модель роли и требования к ней задаваемые группой или обществом; б) ролевое поведение (интеракции), то есть система реальных действий индивида в процессе коммуникации и деятельности; в) ролевые переживания человека, то есть внутреннее видение себя в той или иной роли, своеобразная ролевая Я-концепция человека. Уровень социализации индивида определяется сформированности указанных трех подструктур, начиная с первой.
art of style
Так, неосвоенная индивидом роль (не принята) существует преимущественно на уровне социальных ожиданий. Ситуативные роли кроме экспектаций включаюсь в себя подструктуру поведения. Жизненные роли кроме вышеупомянутых компонентов обязательно сочетает еще ролевые переживания. Глубинная ролевая структура присуща не только жизненным ролям, которые стали чертами характера человека, но и всем случаям глубокого употребления в роль. Так, классический пример роли — актерское обязательно сопровождается внутренним эмоциональным, переживанием, без которого невозможно профессиональное грання роли. часто дело доходит до почти полного психологического перевоплощения. В практике формирования личности ребенка не следует забывать, что социализация — не самоцель и формировании социальных ролей человека не ограничивается ее развитием. Результатом наивысшего развития и саморазвития человека по Б. Г. Ананьев — есть индивидуальность, которая не может исчерпаться только ролевыми проявлениями, а следовательно идет по пути автономизации от социальных ролей. Слишком социализированная существо — это марионетка, «винтик» социального механизма, человек, за пределами ролей которой не просматривается его собственное «Я» (это одно из проявлений гиперсоциализация). Процесс межличностного взаимодействия в этом случае сводится к манипуляции. Индивидуальность, напротив, в отличие от социальной марионетки, играет не только различные социальные роли, но и «роль» самого себя. Таким образом развитие и саморазвитие человека можно рассматривать как диалектическое сочетание двух противоположных процессов: а) процесса формирования социальных ролей (социализация), где происходит эволюция от индивида к личности; б) процесс отчуждения социальных ролей (индивидуализация), где происходит переход от личности к индивидуальности. В нашем понимании индивидуализация — это сено им понятия самоактуализации. Эти процессы тесно переплетены между собой и не всегда последовательны, хотя второй можно рассматривать как высшую форму и одновременно диалектическое отрицание первого. Эти два процесса достаточно основательно описаны в психологических школах в соответствии символического интеракционизма (или теории ролей) и «гуманистической психологии». Для интеракционизма сформировано человек — это социализированный личность, усвоила социальные роли тех групп, членом которых она является, и ее поведение — это результат учета групповых экспектаций. Для гуманистической психологии развитый человек — это самоактуализирующиеся личность, которая максимально реализовала свои внутренние потенции и потребность в саморазвитии. Пользуясь терминологией Е. Шострома, для первого случая типичной является человек-манипулятор, для второго — человек-актуализаторы. Однако, надо, чтобы возникало впечатление, что теория ролей является лишь примитивным толкованием сущности человека, а гуманистическая психология преодолевает ее недостатки. Эти две концепции описывают разные стороны такого сложного явления, как развитие человека. Скорее всего — теория ролей — это условно говоря «реализм» и описывает, как в большинстве случаев происходит процесс социализации человека, а гуманистическая концепция — это, своего рода «идеализм» что показывает на примерах высокого развития человека, он должен быть в идеале. В свете описанных закономерностей становятся понятными задачи практики (педагогов, школьных психологов и т. д.) по влиянию на развитие ребенка. Формирование личности, содержанием которого является социализация, а механизмом формирования социальных релей, является основным, но не конечным этапом воспитания, которое должно переходить от формирования личности к саморазвитию индивидуальности. Саморазвитию недостаточно уделялось внимание в теории коммунистического воспитания. Хотя в ней большой упор делался на самовоспитании, но оно понималось не как саморазвитие или самоактуализация, а скорее, как формирование самоконтроля, является ни чем иным, как интериоризацией социального контроля. Таким образом, гармоничное индивидуальность — это такой человек, который не только усвоила важнейшие социальные роли на уровне ролевых переживаний, но и выработала способность быть автономной от роли, от социального контроля, отстаивать свое «Я». Такой человек не будет зависимой от навязанных ей ролей, по которым теряется ее индивидуальность. Наоборот, арсенал ролей, которыми обладает человек, зависит от него, выступает средством усиления личности, делает ее компетентной в различных ситуациях взаимодействия с другими людьми. Главная задача практики — помочь человеку, который по тем или иным причинам сталкивается с трудностями социализации, то есть формирований жизненных ролей. Это препятствует ее полноценной коммуникации и и интеграции в обществе, а со временем может мешать ей в выполнении тех или иных общественных функций. Одним из средств такой помощи, что будет способствовать формированию необходимых социальных ролей на всех уровнях (включая ролевые переживания) может, быть ролевая психотерапия (Я. Морено). Другой формой помощи, которую следует использовать в случаях дисгармоничную жизненных ролей, которые могут привести к формированию дисгармоничную жизненного пути, есть транзактный анализ (Э. Берн). Но эти и другие формы помощи не должны иметь целью формирование «ролевой» человека. Литература

  1. Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением. — М .: Медицина, 1989.
  2. Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций) . — М .: Изд-во МГУ, 1984.
  3. Горностай П. П. Творчество, как форма освоения и переживания времени личности // Психология личности и время жизни человека. — Черновцы: ЧГУ, 1991. — С. 24-32.
  4. Горностай П. П., Васьковская С. В. Теория и практика психологического консультирования: Проблемный подход. — К .: Наук. мнение, 1995.
  5. Психология жизненного кризиса / Отв. ред. Т. М. Титаренко. — К .: Агропромвидав Украины, 1998
  6. Скороходова О. И. Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир. — М .: Педагогика, 1972.
  7. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник. — М .: Прогресс, 1990.
  8. Шутценбергер А. А. Драма смертельно больного человека. Пятнадцать лет работы в психодраме с больными раком // Психодрама: вдохновение и техника / Под ред. П. Холмса, М. Карп. — М .: Класс, 1997. — С. 217-243.