Необихевиоризм — попытка преодолеть прямолинейность бихевиоризма классического

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА на тему Необихевиоризм: попытка преодолеть прямолинейность бихевиоризма классического. «Целенаправленное» бихевиоризм и «промежуточные переменные» вместо психического. Е. Толмен (1886 — 1959) 1. Необихевиоризм — направление в современной, прежде всего американской, психологии, представители которой делают попытку преодолеть прямолинейность и упрощенную схему ортодоксального бихевиоризма. По Е. Толмепом, поведение человека объясняется не центром «стимул — реакция», а мотивированным процессом, направленным к определенной цели. Под названием промежуточных переменных (потребности, установки, значение, антиципация и др.) Этот процесс опосредует реакцию организма на среду. К. Галп совершил попытку моделировать условнорефлекторную деятельность (влияние зичення И. П.Павлова) для построения системы, которая смогла бы выявить возможность учиться методом «проб и ошибок». В отличие от Толмена, Галл признал промежуточные переменные реальным фактором, а не операционалистською построением экспериментатора. Таким фактором стала навык. Поэтому выходной поведенческий акт определяется как SHR (Н — навык, состояние нервной системы). Прочими промежуточными переменными выступают физиологическая потребность (SFR), торможения и др. Энергетический аспект переменных Галл связывал с информационным. Характерной для Галла попытка причинного объяснения психических закономерностей. Теории Б. Скипнера свойственно отрицание потребности как в понятиях нейродинамики, так и в понятиях промежуточных переменных. Для получения положительного психологического знания достаточно будет фиксации функциональных зависимостей между стимулом и реакцией. Философской основой необихевиоризм стал операционализм Бриджнепа, популярный среди американских психологов.
металлочерепица полтава
2. Этот ученый четко высказал идею цели в поведении, обобщив свои исследования в книге «целесообразное поведение у животных и человека» (1932). Дж. Вотсоп отрицал цель как суеверие иятроспекциониста, Эдуард Толмен, оставаясь Бихевиористы, преподносит цель в ранг главной категории своей психологической системы. Он указывал, что Уотсон имел дело с двумя разными понятиями поведения: молекулярной — на уровне физических и физиологических деталей — и молярной — на уровне целостного поведенческого акта. Поведение осуществляется до тех пор, пока не достигается цель. Правда, как бихевиорист, Толмен не интересовался переживаниями животного в лабиринте, когда она ищет цель. По отношению к человеку он занимал такую же позицию. Субъективное, сугубо личностное не может быть предметом науки. Описать ощущения красного как такового нельзя. И все же к интроспекции психологии Толмен был менее негативистскую настроенным, чем другие бихевиористы, и включал в свои системы понятия гештальтпсихологии и даже психоанализа. При этом в своих главных позициях, особенно методологических, Толмен старался не делать компромиссов, хотя понятие промежуточных переменных, есть переменных, опосредующие стимул и реакцию, является типичным компромиссом. Эти понятия должны оправдать введение идеи целесообразности. Более того, они должны раскрыть и содержание цели. Правда, уже в самом стимуле имплицитно выступает идея цели, и поэтому Уотсон тоже был «целевым» Бихевиористы, хоть что-отвергал такую мысль. Ведь реакцию направлено на стимул — в положительном или отрицательном смысле, — чтобы усвоить его, преобразовать, разрушить или уйти от него, в целом — «Снять» его как стимул. Толмен лишь продолжил вотсонивський анализ поведения в этом направлении. Изменение раздражителя в соответствии с целью, естественно, требовала ввести еще целую серию переменных: экспериментальных независимых и зависимых, или поведенческих. Промежуточный процесс должен меняться вместе с экспериментальными переменными, чтобы дать начало поведенческим переменным. Промежуточные переменные по сути оказались факторами внутренними — физиологическая структура мозга и явления психологического характера. Однако если бы Толмен начал их изучать, он стал бы или физиологом, или психологом, использует интроспекции, то есть небихевиористом. Поэтому он перевел понятие физиологии и психологии на язык абстрактно-поведенческого плана, чем продолжил линию И. П.Павлова в изобретении понятий, общих для физиологии и психологии, имеет большое эвристическое значение. Важно было увидеть новые поведенческие отношения. Перевести их более конкретным языком физиологических и психологических механизмов — задачи, которое стало возможным решить лишь впоследствии. Однако в изобретении этих новых понятий Толмен не осуществил фундаментальных обобщений. Только они позволили бы сделать экстраполяцию из одной сферы научного познания на другую и прийти к определенным открытий. То, что предложил Толмен, оказалось — по сути и по форме — — Старыми «менталистськимы» понятиями, такими как «потребности», или «познание», хотя к этим словам было подогнаны екстранаукове слово — «Переменные». Отступление от принципов классического бихевиоризма выразился также в применении Толменом понятие «ценность». Оно предусматривает, что объекты цели располагаются в порядке предпочтения, который определяется прошлым опытом индивида. В своей когнитивной теории обучения Толмен утверждал, что организм строит разумное знакомство с проблемной ситуацией. Трудности компромисса в опыте введения менталистських понятий, ограниченные возможности изучения сложных форм человеческого поведения привели к внутреннему разладу принципиальных поведенческих школ. В СССР это произошло сравнительно быстро, и рефлексология безболезненно отошла от магистральной линии психологии, правда, с содержанием положительных моментов. В США поведенческий направление совершил длительную, но малопродуктивную эволюцию, ограничившись в основном исследованиями процесса обучения у животных или став опорой социальных наук. То есть биологическое и социальное, на что первично распалось психическое в бихевиоризме с потерей собственно предмета психологии, остались незыблемыми аспектами этого направления. Последний выступал учением, адепты которого пытались построить психологию на подлинно научных (естественнонаучных) основах. Эта попытка имела определенный успех в раскрытии характера низших уровней поведения. Но при интерпретации ее высших уровней бихевиоризм оказался мыльным пузырем. Подводя теоретический и практический вклад бихевиористские ориентированной психологии в систему научных толкований психологической сущности человеческого поведения, следует отметить, что дальнейшее развитие идеи поступка в истории психологии будет заключаться в том, что человек, выступает как средство и как цель , не рассматривается в своей замкнутой определенности, однако получает ее по отношению к другому, хотя она и пытается сохранить свою самобытность. То, что противоположно этой самобытности, является ложная, воображаемая, мнимая действие, чисто внешняя форма, которая, однако, существенно коррелирует с самобытностью, даже е ее производной и сама со своей стороны его определяет. Такое раздвоение человека на его самобытность, которой она в себе, и на то, чем и как ее возвращено к другим людям, определяет ее роль. Тогда то, что есть человек сам по себе, может быть назван его статусом. Литература.

  1. Абаньяно Н. Введение в экзистенциализм. Санкт-Петербург, 1998.
  2. Абаньяно Н. Мудрость философии и проблемы нашей жизни. Санкт-Петербург, 1998.
  3. Вебер М. Избранное. Образ общества. Москва, 1994.
  4. Вгтдепъбанд В. О Сократ // Лики культуры: Альманах. Москва, 1995. Т.1.
  5. Гуссерль Э. Картезианские размышления. Москва, 1998.
  6. Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994.
  7. Зиммель Г. Истина и личность // Лики культуры: Альманах. Москва, 1995. Т. 1.
  8. Ортега-и-Гассет X. дегуманизацией искусства. Москва. 1990
  9. Ортега-и-Гассет X. Избранные труды. Москва. 1997.
  10. Риккерт Г. Введение в трансцендентальную философию. Киев, 1904.
  11. Риккерт Г. Философия истории. Санкт-Петербург, 1908
  12. Риккерт Г. О системе ценностей // Логос. 1914. Вып.1. Т.1.
  13. Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. Москва, 1991.