Паралогизм научного познания психики и выход к новому психологического мышления часть 3

спенсеровской психология без преувеличения определяла собой психологию XIX и XX веков, особенно в тех направлениях, которые квалифицируют психику как средство воздействия. И не только Спенсер был пророком Непизнаваного, точнее — позитивизма, поддерживал соответствующий статус науки. Не только позитивисты опирались на Спенсера. Его идея адаптации в психологии заполонила естественнонаучное психологию XIX века и сциентистской психологию первой половины XX века. Здесь ведущую роль играли позиции В. Джемса и Ж. Пиаже. Принцип адаптации был действителен и для кибернетического направления в психологии (В. Ешби и др.). Психика как средство будет всегда интересовать психологов. Это определенная позиция, архетип психологической мысли. Психика одновременно выступает как цель и как средство. Это касается и человеческого индивида, личностного уровня психического. Даже будничные проявления личности показывают, что она одновременно выступает как угодливая служанка и как повелитель, как агрессор и как жертва, как садист и как мазохист и тому подобное. Так называемая функциональная психология синтетически выражала служебный смысл психического в жизнедеятельности организма. Школу функционализма была основана в конце XIX в. В. Джемса и Дж. Дьюи. Значительный вклад в ее разработку было осуществлено Д. Епджеллом и Г. Карром. Функционализм начал свой научный прогресс как протест против структурализма, елементаризму и молекулярного толкования самого предмета психологии. Функционализм рассматривал психические процессы как функции в контексте теории Ч. Дарвина. Процесс приспособления организма к среде был определяющим.
Hyra byggställning Stockholm
Процесса модификации поведения и ассоциациям было предоставлено важности, впоследствии оказалось в интересе к изучению формирования навыков, в построении теории обучения (Леиили, Торпдайк). Это повлияло на развитие педагогической и сравнительной психологии. Функциональная психология подготовила почву для бихевиоризма и идей обусловлен а также для термической психологии Мак. Дауголл. В 1939 году идею функционализма (как единство интегративной активности мозга и организма) предложил П. К.Анохин по физиологии, психологии, кибернетики. Принципиальные черты его теории функциональной системы был определен так: можно констатировать наличие системоорганизуючого фактора, определяющего образования кооперативных отношений между компонентами системы, содержащие функционально полезный результат. Такая кооперация становится возможной, если система перманентно выбирает «степени свободы» каждого системного компонента (речь может идти, например, о синаптическую формацию нейрона). Таким образом, обратная афферентация в результате производит реорганизован эффект по кооперативных отношений между системой компонентов; определенный специфический ключ механизмов (внутренняя архитектоника) не может построить для исследователя концептуальный мост от уровня интеграции до уровня тончайших механизмов мозговой систематической активности с молекулярным уровнем включительно. Эти основополагающие механизмы функциональной системы обеспечивают непрерывную самоорганизацию и пластическую адаптацию к изменениям внешней среды. Были определены следующие ключевые механизмы функциональной системы: а) афферентный синтез; б) принятие решения; в) акцептор результатов действия; г) программа действия; д) результат действия е) обратная афферентация, которая содержит все параметры результата; е) сравнения реальных результатов с теми, которые предусматривались в акцепторе результатов действия. Теория функциональной системы позволяет изучать и оценивать сложные процессы жизнедеятельности целого организма. Теория опережающего отражения действительности — научный итог, осуществлен П. К. Анохиным с целью раскрытия характера жизненной активности организма. Внешние воздействия на организм (А, Б, В, Г, Д и т. д.), систематически повторяясь в течение определенного времени, вызывают в протоплазме живого существа определенный ряд химических реакций (а, б, в, г, д). Протоплазма приобретает возможность отражать в микроинтервалах времени своих химических реакций последовательность событий внешнего мира, которые по самой своей природе разворачиваются в макроинтервалах времени. Достаточно появления первого фактора (А), чтобы привести в активное состояние всю последовательность цепи химических реакций. Скорость химических реакций протоплазмы обеспечивает опережение организмом развертывания последовательных, многократно повторяющиеся, внешних воздействий. Анохин называет это свойство живым универсальным и единственно возможным путем приспособления организма к внешнему миру. Вся история животного мира показывает совершенствования этой универсальной и самой древней закономерности, которую П. К.Анохин называет опережающим отражением действительности. Ряд воздействий среды приобретает при этом сигнального значения, а цепи последовательных химических реакций, образовавшихся на этой основе, возникают как временные связи. Центральная нервная система рассматривается как субстрат высокой специализации, который развивался в виде аппарата максимального и быстрого опережение последовательных и повторяющихся явлений внешнего мира. Бесспорно то, что условный рефлекс в его сигнальной функции толкуется как частный случай высокоспециализированных форм опережающего отражения действительности. Развитие главных принципов (компонентов) постепенно приводит к возникновению идеи обратной связи в разных ее модификациях. Именно так подготавливается четвертый уровень поступка — последействие. Эта последействие проявляется в идее движения, становится основой развития, субъективных установок; идея рефлекса, когда, по учению И. П.Павлова, конец одного рефлекса является началом следующего в адаптивных изменениях организма в соответствии с динамикой среды. Здесь и идея равновесия со средой (Павлов), идея гомеостаза (В. Кеннон), идея «как бы» О. Файнингера, что определяет поведение человека фиктивными целями, которые самому человеку кажутся реальными. Литература.

  1. Абаньяно Н. Введение в экзистенциализм. Санкт-Петербург, 1998.
  2. Абаньяно Н. Мудрость философии и проблемы нашей жизни. Санкт-Петербург, 1998.
  3. Вебер М. Избранное. Образ общества. Москва, 1994.
  4. Вгтдепъбанд В. О Сократ // Лики культуры: Альманах. Москва, 1995. Т.1.
  5. Гуссерль Э. Картезианские размышления. Москва, 1998.
  6. Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994.
  7. Зиммель Г. Истина и личность // Лики культуры: Альманах. Москва, 1995. Т. 1.
  8. Ортега-и-Гассет X. дегуманизацией искусства. Москва. 1990
  9. Ортега-и-Гассет X. Избранные труды. Москва. 1997.
  10. Риккерт Г. Введение в трансцендентальную философию. Киев, 1904.
  11. Риккерт Г. Философия истории. Санкт-Петербург, 1908
  12. Риккерт Г. О системе ценностей // Логос. 1914. Вып.1. Т.1.
  13. Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. Москва, 1991.