Зеркальная интериоризация на основе адаптивного поведения. логико-кибернетический направление в психологии. в. ешби

Реферат На тему: Зеркальная интериоризация на основе адаптивного поведения. Логико-кибернетический направление в психологии. В. Ешби Когда речь идет о логико-кибернетический направление, имеется в виду такая отрасль поведенческой психологии, где исчезает терминология — и физиологическая, и собственно психологическая — в каком высшем синтезе. Классической в этом направлении следует признать труд В. Ешби "Конструкция мозга. Происхождение адаптивного поведения «(1960 p.). Из предисловия П. К.Анохина в российских изданий этой работы:» Автор не рассматривает какой-то конкретный физиологический механизм и не анализирует его детали с точки зрения кибернетики и ее закономерностей. Его интересует и логическая структура, которая служит своеобразной матрицей для любого типа сложных взаимодействий как в пределах организма, так и особенно между организмом и внешней средой ... Сам Эшби называет это «логикой механизма» действительно, сравнивая различные этапы развертывания процессов в самих системах, он раскрывает эту логику и устанавливает закономерную последовательность процессов там, где изучение деталей могло бы и не раскрыть этой логической структуры в целом. Эшби пытается понять грандиозную разницу между гомеостатом и реальным организмом, которая оказывается в условиях, когда и тот, и другой приспосабливаются (адаптируются) к различным изменениям. Он пришел к печальному выводу, что гомеостата, который представляет собой обычную машину, саморегулирующейся, чтобы адаптироваться к какой изменения, нужно много миллиардов лет, тогда как живому организму часто достаточно для этого всего нескольких долей секунды.
красивые платья
Этот простой математический расчет Эшби служит основной отправной идеей в изучении и построении гомеостата, что приспосабливается. Второй смысловой составляющей исследований Эшби проблема раскрытия тех логических структур механизма приспособления, отличают организм от механического автомата. Эшби пытается раскрыть сложные и «простые» ультрастабильни системы. Этот анализ осуществляется не в применении к какому-то конкретному биологического или механического процесса, а в плоскости логических взаимоотношений. Вывод Эшби можно использовать как на уровне подкорковых функций мозга, так и в масштабе межмолекулярных взаимодействий в пределах одной клетки. Анохин видит здесь только механистический подход, требуя, чтобы критерием деятельности систем был признан принцип выживания. По его мнению, здесь игнорируются два крайне важных фактора, которые направляют всю линию «проб и ошибок» и обязательно приводят животное к наиболее желаемого решения любой задачи. А вместе с тем, эти факторы — стабильность врожденных констант организма и подкрепляющий характер жизненно важных стимуляции, — собственно, определяют и завершают каждую линию поведения такой мультистабильнои системы, которой является человек и высшие животные. Сам Эшби отказывается в любой форме вносить в оценку взаимодействия живых систем с внешним миром критерий полезности, понятие врожденности и тому подобное. Исходным вопросом для себя он считает следующее: как по своему происхождению вообще возможен биологический уровень в плане адаптивного поведения? Эшби не рассматривает все мозговые механизмы, предлагая решения одной конкретной проблемы — происхождения уникальной способности нервной системы обеспечивать адаптивное поведение. Ее решение базируется на факте, что поведение нервной системы является адаптивной, и на гипотезе, согласно которой она по своей сути является «механистической». Далее следует признать, что эти два положения не являются непримиримыми между собой, и попытаться установить, какой механизм мог бы вести себя настолько отлично от построенной еще машины. Следует также выяснить, какие свойства должна иметь нервная система, чтобы она могла вести себя «механистически» и в то же время — адаптивно или дедукция была суровой, необходимо разработать, соответственно, «логикумеханизму». До последнего времени обсуждение механизмов того или иного явления велось в понятиях, полностью связанных с его конкретным воплощением — механическим, электронным, нейронным и т. д. Сегодня следует воспользоваться логикой чистого механизма, не менее жесткой, чем геометрия. Этой логике придется играть фундаментальную роль в понимании сложных биологических систем, которую геометрия играет в астрономии. Без такой логики решения названной проблемы невозможно. Эшби стремится показать, что сущностная разница между мозгом и любой созданной до сих пор машиной заключается в том, что мозг широко использует метод, который пока мало применяется в машинах. Если раскрыть этот метод, можно сделать поведение машины такой адаптивной, насколько мы захотим. В то же время понимание этого метода, возможно, позволит объяснить даже адаптивную способность человека. По мнению Эшби, с рассмотрения надо исключить рефлекторную поведение. Основное внимание следует уделить поведении, получаемый в результате научения. Центральные вопросы здесь: какие изменения происходят в мозге во время процесса научения и почему поведение в его процессе меняется «к лучшему»? Следующий вопрос: какого рода механический процесс мог бы иметь такую же способность к самосовершенствованию? Здесь необходимо помнить, что, рассматривая отдельные части системы, нельзя увидеть их изменения к лучшему. Главное в этом процессе проступает лишь через взаимоотношения частей. Задача исследователя заключаться в создании надлежащей координации между частями. Если мозг делает это автоматически, то необходимо выяснить, какого рода машина способна обеспечить такую же «самокоординацию». В объяснении поведения, замечает Эшби, невозможно применять любые телеологические объяснение. Всегда нужно предполагать, что машина или животное в определенный момент ведут себя определенным образом потому, что их физическая природа не допускает в этот момент другого способа действия. Мы никогда не будем объяснять то или иное действие тем, что позднее она окажется полезной. Любое объяснение такого типа заведет нас в замкнутый круг: ведь наша цель в том и состоит, чтобы объяснить истоки, происхождение поведения, кажется телеологическое направленной.